• кухонный разделочный нож

Конечно, все вы знаете романтическую песню о бригантине, которая поднимает паруса "в Флибустьерском дальнем, синем море". Где же это таинственное море? На географической карте его нет. Может, это плод человеческой фантазии, подобно известной Швамбрании писателя Льва Кассиля? И все же это море существует, хоть и имеет другое название.

Найдите на карте северные берега Южной Америки. Они омываются одним из самых больших морей земного шара - Карибским. Море это раскинулось на обширной территории между Центральной и Южной Америкой на западе и юге, а также цепями Больших и Малых Антильских островов на севере и востоке.

Своим названием оно обязано большому и воинственному индейскому племени карибов, которое когда-то проживало на его живописных берегах, а позже было почти полностью истреблено испанскими и португальскими колонизаторами.

Припоминаете: о карибах вы впервые узнали из романа Даниеля Дефо "Робинзон Крузо". Ведь именно в этих водах поместил писатель свой остров.

Так вот, неофициально Карибское море называли еще и Флибустьерским. Флибустьеры в переводе с французского "свободные мореплаватели". Это название возвращает нас к бурному периоду XVI-XVII ст., когда из завоеванного испанскими конкистадорами Нового Света, как называли тогда Америку, плыли в Испанию многочисленные трехмачтовые суда-галеоны с награбленным золотом, серебром, жемчугом и драгоценными украшениями.

По некоторым сведениям, только с территории покоренных стран инков и ацтеков, то есть из современных Перу и Мексики, с 1635 по 1660 гг. испанцы вывезли ценностей на сумму свыше 2,5 млрд. долларов. Это больше чем в два раза превышает стоимость драгоценностей, добытых во всех рудниках так называемого Старого Света к середине XVIII ст.

Если на карте Западного полушария соединить прямой линией самый крупный город Канады Монреаль с мысом Кабу-Фриу, расположенным поблизости от бывшей столицы Бразилии Рио-де-Жанейро, а Кабу-Фриу с небольшим островом Кокос, находящимся в Тихом океане на юго-запад от Панамы (Центральная Америка), а оттуда провести еще одну линию до Монреаля, то образуется гигантский треугольник, который историки назвали "ТРЕУГОЛЬНИКОМ СОКРОВИЩ".

Груженные ценностями галеоны в основном двигались к берегам Испании. Их путь обязательно пролегал через просторы Карибского моря. Многие из этих кораблей погибали здесь либо во время жестоких штормов, либо, напоровшись на многочисленные рифы, а еще чаще - в столкновениях с опасными морскими разбойниками - пиратами.

Дело в том, что испанские колонизаторы, побаиваясь конкуренции в грабеже местных жителей, не признавали за другими европейскими державами - Великобританией, Францией и Нидерландами, которые опоздали с открытием Нового Света, права создавать свои поселения в Вест-Индии и вести здесь торговлю. Потому короли этих стран щедро выдавали хищным рыцарям наживы специальные грамоты на право захватывать и грабить суда стран, с которыми они воевали. Получив такие "свидетельства", конечно за немалую плату, эти лица разбойничали, так сказать, на законном основании. Их называли каперами (от каперских свидетельств) или королевскими пиратами. Они разбойничали на морских дорогах под флагами своих стран. Половину награбленных ценностей каперы должны были отдавать правительству, то есть в королевские склады и сейфы лондонских, парижских и амстердамских банков.

Наиболее известным и удачливым из королевских пиратов был Френсис Дрейк. Азы разбойничьего дела он постиг у английских пиратов на просторах Карибского моря. Именно такой надежный исполнитель пиратских операций в самых широких грабительских масштабах и был нужен королеве Елизавете для пополнения опустошенной войнами королевской казны. В 1572 г. Дрейк высадился на Панамском перешейке и перехватил "золотой караван", который шел с грузом награбленного перуанского золота. Как говорится, "вор у вора дубинку украл".

15 ноября 1577 г. Френсис Дрейк, назначенный адмиралом английского флота, во главе пяти хорошо оснащенных и вооруженных кораблей вышел из гавани Плимута в длительный пиратский рейд по испанским тылам в Южной Америке. То обстоятельство, что войны между Великобританией и Испанией в то время не было, ни новоиспеченного адмирала-пирата, ни его венценосную хозяйку нисколько не смущало. Новыми, тогда еще никому неведомыми путями, Дрейк обогнул материк Южной Америки и проник из Атлантического океана в Тихий, который испанцы со времен Магеллана привыкли считать своим "внутренним морем". Появившись здесь, как снег на голову, он ограбил испанские галеоны, которые стояли на рейдах портов Вальпараисо, Кальяо, Гуаякиль и Акапулько, готовые к отправке в Испанию, и как бы расстаял в океане. Чтобы не встретиться с испанскими эскадрами, которые ждали его поблизости Магелланова пролива, Дрейк пересек Тихий, Индийский и Атлантический океаны, обогнул Африку и на уцелевшей "Золотой лани" 26 сентября 1580 г. вернулся в Плимут.

Это плавание, продолжавшееся два года и 10 месяцев, стало важным событием в истории географических открытий. Пират ее королевского величества вторым после Магеллана осуществил кругосветное путешествие. Он первым обошел Южную Америку широким проливом (позднее названным его именем), который отделяет Огненную Землю от Антарктиды, и этим доказал, что Огненная Земля является островом, а не северным выступом неизвестного южного материка, как тогда считали. Кроме того, Дрейк исследовал и нанес на географическую карту часть западного побережья Северной Америки.

Однако, не этим прославился Френсис Дрейк среди трубадуров британского колониализма. Пиратская фирма, основателем и главным пайщиком которой была... королева Елизавета, получила неслыханные барыши. Несмотря на возмущение испанского двора, который требовал через своего посла в Лондоне повесить наглого пирата и возвратить захваченные им сокровища, королева присвоила удачливому морскому грабителю высшее дворянское звание рыцаря, а взамен львиная часть уникальных драгоценностей поступила в королевскую сокровищницу.

Как полагают, в то время она более чем в два раза превосходила годовой доход Англии.

Пират Дрейк фактически открыл историю британского колониализма, проложив ему новые пути через моря и океаны.

Со временем на смену королевским флибустьерам пришли другие пираты. Объединившись, они разместились на острове Тортуга, расположенном в Карибском море к северу от Гаити (Эспаньола). Его хорошо защищенная бухта была удобным плацдармом для нападения на испанский "золотой флот". Тортуга принадлежал тогда Франции, и через губернатора острова французские короли получали от пиратов немалые прибыли "за постой", а потому способствовали разбою. На Тортуге пираты основали своеобразную разбойничью республику. Она имела свой флот, свою казну, свое войско. Управлял островом совет из пиратских главарей. Он и намечал очередные походы.

Кроме Тортуги, подобные пиратские колонии в разные времена были на острове Провидения 2(Санта-Каталена) вблизи берегов Центральной Америки и Невис (в группе Малых Антильских островов), а с 1655 г., после захвата Великобританией острова Ямайка, "столицей" английских пиратов стал главный тогда порт острова - Порт-Ройял. Когда же землетрясение 1697 г. внезапно опустило флибустьерскую столицу на дно моря, они перенесли свой центр на остров Нью-Провиденс (в группе Багамских островов).

Во второй половине XVII ст. пиратство достигло наивысшего расцвета. Именно этот период и нашел свое отражение в целом ряде захватывающих приключенческих романов Роберта Льюиса Стивенсона, Рафаэля Сабатини, Генри Райдера Хаггарта, Джеймса Фенимора Купера, капитана Фредерика Марриета и других писателей, которые отдали щедрую дань романтике черного флага. К сожалению, "романтика" эта была очень сомнительной. Историки отмечают, что зловещий черный флаг с черепом и скрещенными под ним костями, так называемый "Веселый Роджер", наводил тогда ужас не только на торговые, но и на хорошо вооруженные военные корабли.

Лазурные воды Флибустьерского моря бороздили суда под командой многочисленных, известных своей жестокостью, пиратских главарей. Были среди них и кровожадные французы Легран, Граммон и Олоне, и голландцы Ван Горн, Корнелис Хол, которого прозвали Деревянная нога, и Менсфельд, и англичане Дженингс, Уильям Дампир, Девис Коксон и беспощадный Эдвард Тич по прозвищу Черная борода, и много других, как сейчас говорят "крутых парней". Зверствовали здесь даже женщины Анна Бонэ и Мэри Ред. В конце XVI ст. настоящей грозой Атлантики была и пиратская флотилия, возглавляемая некой Грейс О'Мейл, принадлежавшей к старинному обедневшему роду ирландских аристократов. Она прекрасно научилась владеть оружием и во время абордажных стычек всегда сражалась в авангарде, а морские разбойники буквально обожали свою принцессу. В Испании ее заочно приговорили к смертной казни. С Грейс О'Мейл заключила договор сама английская королева Елизавета. Относительно дальнейшей жизни Грейс ничего не известно. По одной версии она, разбогатев, жила безбедно и спокойно в своем замке, а по другой - погибла в бою и похоронена в океанской бездне.

Однако наиболее зловещим характером отличался Генри Морган. Его жизнь была полна опасностей и приключений.

Родился Генри Морган в 1613 г. в семье богатого английского землевладельца. Еще юношей его похитили пираты-работорговцы и продали в рабство. Однако через некоторое время ему посчастливилось удрать в Порт-Ройял. Здесь он попал в экипаж голландского пирата Менсфельда, где быстро продвигался в чинах, а после смерти последнего стал его преемником. Морган был известен как главарь банды самых жестоких пиратов, людей без роду и племени, так называемых "морских дьяволов". Он отличался смелостью, энергией, уменем увлечь за собой людей. Он вел крупную беспроигрышную игру.

Корабли Моргана, а их у него насчитывалось 37, с гирляндами трупов на реях, были грозой для всего бассейна Карибского моря.

В 1668 г. он захватил Портобело, гавань, откуда корабли "золотого флота" вывозили в Испанию перуанские сокровища. Здесь он взял богатую добычу, а затем прорвался в бухту Маракаибо, опустошив эту важнейшую тогда гавань Венесуэлы. В 1671 г. по примеру Дрейка Морган высадился на восточном берегу Панамского перешейка, по суше добрался до Панамы, сжег ее и с большим грузом награбленного золота возвратился на корабли.

Всего лишь за шесть лет банда Моргана начисто ограбила 22 города, 25 селений и 250 разных судов. За все эти "подвиги" английский король Карл II не только, подобно Елизавете, сделал пирата дворянином, но и назначил его губернатором богатого острова Ямайка. Отсюда пират-губернатор на протяжении многих лет вершил кровавый разбой, дополняя его работорговлей.

В 1688 г. "благородный" лорд-пират сэр Генри умер и был с большими почестями похоронен в Порт-Ройяле... в церкви Святой Екатерины.

Некоторая часть награбленных им богатств, по преданиям, была спрятана на разных островах Карибского моря и в других местах, что и поныне не дает покоя многочисленным охотникам за сокровищами. Почитайте, например, известный роман Джека Лондона "Сердца трех". Немало сокровищ Моргана перешло к его родственникам, которые вскоре переехали с Ямайки на территорию современных Соединенных Штатов Америки. Именно от этого жестокого пирата ведет свой род известная семья американских миллиардеров. Современные Морганы даже гордятся этими родственными связями: свою роскошную яхту они назвали "Корсар" в память о последнем пиратском судне, на котором плавал их предок.

После Моргана "золотой век" морского разбоя пошел на спад. И хоть пиратство в Флибустьерском море продолжалось на протяжении всего последующего XVIII ст., великие европейские державы уже больше не нуждались в услугах "джентльменов удачи". Ведь, отобрав у Испании часть ее американских владений, они получили возможность непосредственно грабить народы этой части земного шара. Теперь пираты им только мешали, и они вступили в борьбу со своими бывшими союзниками.

Прошли сотни лет с тех пор, как с пиратством, казалось бы, было окончательно и бесповоротно покончено. Но оказывается пиратский флаг развевается сегодня не только на страницах приключенческих романов.

Уже в наше время в водах Карибского моря, Мексиканского залива и прилегающей к ним акватории Атлантического океана снова возродились позорные традиции "джентльменов удачи". Базой морского разбоя на сей раз стали Багамские острова. Однако сейчас главный предмет разбоя уже не сокровища. Некоторые из необитаемых островов этого архипелага используются как перевалочные базы на путях, связывающих районы производства наркотиков с "черным рынком" в Соединенных Штатах Америки и Канаде.

Вооруженные контрабандисты захватывают здесь яхты беспечных путешественников и на них перевозят свои грузы, перегружая их с торговых судов или из тайников на необитаемых островах для безопасной доставки к американскому берегу. Владельцев захваченных судов, как правило, либо убивают, чтобы освободиться от свидетелей, либо выбрасывают за борт на съедение кишащим здесь акулам.

Следует сказать, что, пожалуй, еще большего размаха в наше время приобрело пиратство у берегов Юго-Восточной Азии, в частности, в Малакском проливе и водах Индонезии и Филиппин. Особенно "прославилась" здесь китаянка Вонг, которую называли "женщиной без лица", так как ни филиппинская, ни сингапурская полиции не могли заполучить ее фотографий. Всех, кто пытался это сделать, через некоторое время находили зверски убитыми. Ежегодные доходы мадам достигали 150 млн. долларов.

Сейчас пиратский промысел поднялся, так сказать, на новую организационную высоту: им зачастую занимаются целые подпольные синдикаты. Как правило, у них существует налаженная информация о грузах проходящих судов и их маршрутах. Только в 1991 г. было зарегистрировано около 300 случаев нападения пиратов на торговые, пассажирские и рыбачьи суда. Ведь современные пираты не брезгуют ничем.